harukodin
Название: Ты – город.
Автор: Dina)
Бета: Simsoma
Фэндом: Nana.
Персонажи: Рейра/Син, Рен, Такуми, Нана.
Жанр: романтика, ангст, драма.
Размер: мини.
Статус: закончен.
Рейтинг: PG-13.
Размещение: Только с моего разрешения.
Саммари: Самое ужасное время года – выход вашего нового альбома. И оно наступило.


Из полусна меня вырывает твой голос, Рейра. Он доносится из шипящей колонки на потолке автобуса. Я вздрагиваю, потому что не могу отличить реальность от вымысла, но позже медленно прихожу в себя.
Ради Blast я закончил свою карьеру жиголо. Можешь порадоваться – теперь я верен только тебе. Теперь мне не надо разменивать своё тело, теперь мне не надо противиться поцелуев, теперь я могу преспокойно напиваться и думать исключительно о тебе и никакие чужие тела, возможно, не менее соблазнительные, на ум больше не придут.
Я твой, Рейра. Всецело твой.
Проблема лишь в том, что работа жиголо занимала достаточно моего личного времени и мыслей, чтобы я думал исключительно о музыке и выкладывался только на концертах. Теперь же у меня появилась куча времени, которое я не в силах занять чем-нибудь полезным.
Я сажусь на автобус, закутываюсь в шапки, шарфы и очки и делаю вид, что я самый обычный горожанин и так же толкаюсь в переполненном автобусе. Выхожу в центре и бессмысленно гуляю по улицам.
Самое ужасное время года – выход вашего нового альбома. И оно наступило. Trapnest
долго откладывали выход своей новинки, но всему есть конец. Последнюю неделю я уже представлял, как выйду на улицу и… услышу тебя.
Ты со всех сторон. Я выхожу из тесного автобуса, полусонный и от этого, кажется, окончательно упустивший реальность. Я вижу тебя на плакатах во всю стену, на автобусных остановках, на магазинных афишах, на полках с журналами, на футболках у проходящих мимо.
Ты везде. Ты есть моё огромное помешательство.
Одна за другой песни играют то там, то здесь. Меня это забавляет – вы снова столь же популярны. Все эти песни мне знакомы. Отрывки каждой из них ты напевала мне тогда – когда мы ещё вместе лежали в одной из твоих постелей на пару ночей, в одном из твоих гостиничных номеров… ты пела мне и была счастлива. Ты рассказывала, как у вас выйдет этот новый альбом, как ты выкладываешься по полной на записи, как ты устаёшь и как ты безумно любишь меня за то, что я тебя спасаю.
Спасал. Поправочка. Теперь я могу видеть тебя только на афишах, экранах и слышать твой голос через шипящие колонки.
Ещё пара минут и это становится почти сумасшествием и явным самоубийством. Я знал, что глупо ехать в город в этот день. Где-то внутри я чувствовал, что стоит остаться в общежитие, смотреть тупые комедии, читать мангу или плевать в потолок…
Я знал.
Теперь бежать мне некуда. Ты – сумасшествие. Ты – хаос. Ты поработила каждого в этом городе. Все они, каждый житель, любят тебя. Они безумно любят тебя и на фоне этой толпы, я наверняка становлюсь бледным и ненужным. Фальшивым. Забытым.
Я остаюсь в прошлом.
Гитаристу из Blast, жалкой пародии на Рена из Trapnest остаётся только заливать своё горе ромом или коньяком или ещё чем, что находится в мини-баре гостиницы и курить много сигарет, ибо мой голос здесь никому не нужен.
Ибо мой голос не стоит и сотой доли твоего ангельского пения.
Ты не просто звезда - ты избавительница. Своим голосом ты излечила не одно сердце.
Они любят тебя, Рейра.
Мимо проходит пара девушек, ужасно счастливых, потому что в их руках по новому журналу «Music» на обложке которого – вы. Половина журнала – ваши фотографии, другая половина – ваше интервью. Весь мир на ближайший месяц будет помешан на новом альбоме Trapnest.
- Рейра такая красивая! Это самая прекрасная девушка, которую я видела!
До меня доносится их лепетание, быстрое, слово скороговорка. Они восхищаются Реном и тобой. Девушка, которую оценили другие представительницы женского пола – почти божественна.
Я оборачиваюсь и смотрю вслед уходящим фанаткам, которые не перестают любоваться твоими фотографиями. Я ловлю себя на мысли, что очень горжусь тобой.
Как будто бы я помог тебе выпустить альбом, будто я был тем, кто выпускал этот альбом.
Секундная мысль о том, что я был тебе дорог.
Я натыкаюсь на огромное, во всю стену, изображение тебя. Ты смотришь вдаль, куда-то мимо меня и мне становится не по себе.
Посмотри на меня, Рейра.
Я вижу тебя везде. Тысяча теней тебя настоящей, множество воплощений твоей красоты, повсюду твои голоса, записанные, но не менее фантастические. Ты везде. Ты – город. Каждый его человек – лишь способ донести тебя, оглушить тобой.
Я спотыкаюсь, когда пытаюсь убежать. Мне становится нестерпимо страшно, больно и жутко неприятно. Я натыкаюсь на тебя на каждом шагу и все эти иллюзии, все эти образы тебя смешиваются у меня в голове.
Я хочу убежать. Я хочу сбежать из этого города и никогда не слышать и не видеть тебя.
Тебя слишком много во мне. Теперь ты, излитая на главные улицы по средствам трещащего радио и криво наклеенных плакатов, преследуешь меня. Ты – моя фобия. Я начинаю паниковать каждый раз, когда вижу тебя, и каждый раз, когда понимаю, что это – лишь жалкий обрывок бумаги.
Цветной и пропитанный клеем.
Отпусти меня, Рейра. Я устал.
Я теряюсь и забегаю в ближайший магазин - там больше шума и меньше тебя. Мне жутко хочется курить, но вряд ли кто-то продаст мне сигареты.
Я чувствую, что привлёк к себе слишком много внимания. Какие-то девушки с минуту разглядывают меня и шепчутся.
Прохожие останавливаются.
Ты помнишь, как любила меня, Рейра?
Я оглядываюсь и понимаю, что эти пять девушек, всё ещё не отводящие от меня взгляда – единственные, кого я интересую - все остальные спешат по свои делам.
Ты помнишь, как я любил тебя, Рейра?
- Привет! – я подхожу к ним и снимаю очки. Они от удивления вскрикивают и начинают что-то тараторить.
Так какого чёрта наша любовь превратилась в эту изощрённую пытку? Страшную фобию? Неизлечимое следствие огромного чувства?
- Я могу дать вам автографы.
Все пятеро протягивают мне по вытащенным наспех мятым бумажкам. Одна подаёт книгу, другая просит расписаться в толстом блокноте.
Каждая из них тянет ко мне руки, и я усмехаюсь. С пару секунд смотрю на них, привыкший к этому прожигающему, внимательному, восхищенному фанатскому взгляду.
- Не только Trapnest выпускает новый альбом в этом месяца. Blast тоже постарались! – я целую каждую в руку. Они, восхищенные и обезумевшие, вскрикивают, и тут я понимаю, что вокруг собирается толпа. Люди останавливаются и пытаются понять, что происходят.
Я улыбаюсь и надеваю очки, затягиваю капюшон и выхожу на улицу, пытаясь быстрее поймать такси.
Одна из девушек во время побега успела сорвать пуговицу с моей куртки.
Я прошу таксиста ехать к общежитию и включить что-нибудь из классики.
Я нейтрален к инструментальной музыке, просто я знаю, что на любой другой радиостанции – ты.
Рейра, так почему эта любовь становится такой испытывающей? Иссушающей и болезненной?
Рейра, чем мы с тобой заслужили это?..

*

Такуми переводит дыхание. Его лицо впервые за последние дни обретает спокойное выражение, и морщинки на лбу разглаживаются. Ему только что принесли статистику продаж. Мы только что записали новый сингл, который выйдет после альбома Blast.
Такуми считает, что это будет удачным ходом, чтобы показать, что Trapnest – на уровень выше новичков. Не смотря на то, что каждый из нас понимает, что Blast – далеко не новички, а полноценные профи, во многом лучше нас, во многом перспективней… Сам Такуми это понимает. И именно поэтому говорит, что мы должны выпустить вслед за новым альбомом сингл и потом сделать передышку.
Я всё ещё стою в звуконепроницаемой комнате записи. Я так давно знаю Такуми, что его выражение лица говорит мне гораздо больше, чем сорвавшиеся с губ слова. Хоть он и не самый эмоциональный человек.
Я выхожу и получаю его одобрительную улыбку. Он доволен.
Рен, искренний и жутко добрый, излучающий тепло одним своим видом, кивает в сторону лоджии на свежем воздухе.
Такуми остаётся со звукооператором и начинает обсуждать обработку. Но в сущности это – мелочи по сравнению с той работой, которую мы проделали пару недель назад.
Нам с Реном теперь наплевать на всё. Мы хотим отдохнуть и свежий воздух, сладостно обволакивающий тело, становится самой лучшей наградой.
Рен тянется за сигаретами. Он не перестаёт курить, а я не перестаю вдыхать едкий никотин и постепенно становлюсь пассивной курильщицей.
Если бы Такуми не был занят обработкой, он бы непременно забрал у Рена сигареты.
- Ты знаешь, что в этой студии пару часов назад записались «Blast»?
Я отрицательно киваю головой и уставшая, сажусь на кресло.
- Такуми всё это, конечно же, не нравится, но Blast всё делают верно. Они не парадируют нас, они просто выбирает самое лучшее. Никто не виноват, что мы тоже записываемся в самых лучших студиях.
- Там пела Нана, да? Я хотела бы увидеть это.
- Нана не слишком тебя любит. Так бы я без проблем устроил вам встречу… Но, Рейра… ты уверена, что хотела бы увидеть только Нану?
Рен испытующе на меня смотрит, я стараюсь не потерять лицо, хотя это довольно глупое занятие. Ведь это Рен. Рен, который уехал от Наны, Рен, который ждал её два года, Рен, который бесконечно любил её эти два года хоть и не видел и, наверняка, не было ни одного дня, чтобы он не вспомнил её. Чтобы он не поговорил с ней. В мыслях.
- Я всё прекрасно понимаю. Она слишком любит тебя. Она любит тебя эгоистично, но сильнее любой другой женщины. Она просто не хочет, чтобы рядом с тобой был кто-либо ещё.
- Женская солидарность, - Рен усмехается. Я пропускаю его слова о Сине мимо ушей, он не настаивает и не докучает…
Я очень люблю Рена за его понимание.
Каждый раз, когда мы приходим на студию я чувствую, что здесь играли Blast. Видимо, остаётся от вашего проникновенного звука какая-то атмосфера в воздухе, что я невольно вижу, где стояла Нана и как она крепко сжимала микрофон, по привычке. Как ты настраивал свою гитару. Как Ясу отбивал на барабанах.
Каждый раз мне становится не по себе. Почему мы разминулись?
Ответ очевиден - Такуми больше всего уделяет внимания тому, чтобы Blast и Trapnest никак не пересекались.
И это ужасно. Отвратительно и не честно. Будто сама фортуна приказывает нам встретиться, будто мы преследуем друг друга, будто мы бежим друг за другом…
Но не можем догнать. Спотыкается в самый решающий момент, и теряем друг друга из вида.
Что за ирония.
- Здесь наверняка остались их записи.
Я вздрагиваю от слов Рена. Он смотрит на меня испытующе и теперь уж точно хочет добиться от меня эмоций. Возможно, он желает этих чувств исключительно для того, чтобы я всё выплеснула, излилась и перестала всё держать в себе. И он, именно он имеет право сделать это, имеет право увидеть мои чувства и первым положить руку на плечи, чтобы успокоить.
Я раскрываюсь, снимаю маски и сбрасываю с себя безразличие.
По подрагивающим губам и пронзительному взгляду он всё понимает. Он всегда всё понимает.
- Я не уверен, что мы сможем достать эти записи, но попробовать стоит.
- Звукооператор ведь несёт ответственность за сохранность, - последний шаг назад перед прыжком в бездну.
- Мы можем послушать. Просто послушать.
Рен выходит из лоджии, а я тут же подскакиваю к открытому окну. Смотрю на город, бесконечно растирающийся до самого горизонта. Город, в котором где-то есть ты. Это успокаивает и приносит облегчение, это обезболивающее, со слишком коротким сроком действия.
Ты есть в этом городе. Ты был в этом здании. Ты наверняка сидел в этом кресле.
Как- то пара часов разделяет нас.
Какая-то пара часов всегда разделяет нас.
Я слышу голос Такуми, Рена и звукооператора. Неслышно выхожу. Но тут же попадаю под взгляд Итиносе. Он тоже всё понимает. Но в отличие от Рена это понимаем, он использует против меня.
Да-да, спасай меня, думай, что спасаешь меня и мою репутацию, мою жизнь, жизнь группы… спасаешь что угодно, кроме моей души.
Мне становится не по себе, но Рен ободряюще улыбается.
Я не знаю, что я делала бы без него. Иногда мне становится не по себе от мысли, что где-то там есть Нана, которая так же сходит с ума от одной мысли, что Рен, её Рен где-то далеко. С какой-то девушкой. И, возможно, в какую-то секунду думает о ней чуточку меньше, чем надо. Чем она хочет.
- Рейра, Сато сказал, что мы можем послушать аранжировки Blast.
Такуми, будто не слыша или не желая слышать эти слова, проходит мимо меня и захлопывает дверь лоджии.
Я вымученно улыбаюсь, когда комнату наполняют первые аккорды твоей гитары.
Я чувствую тебя в каждом звуке. Я вижу, как ты проводишь пальцами по струнам, как ты выбираешь звучание, как ты репетируешь. Это случайная запись. Запись с репетиции вашего нового альбома.
Рен слушает гораздо внимательнее меня, он положительно кивает, оценивая звучание и сложность аккорда. Я вслушиваюсь в тембр, я вслушиваюсь в каждый звук и понимаю, насколько же я скучала по этим пробным наигрываниям. Как ты играл для меня в гостиничных номерах, восторженно рассказывал про репетиции, к которым тогда ещё не привык. Про то, что Нане постоянно не нравятся твои проигрыши и что она хочет большего. Про то, как она верит в то, что ты превзойдёшь Рена. И про то, как она вздрагивает всякий раз, когда ты пробуешь взять ноту как он.
Я вспоминаю каждый из этих вечеров, и на глаза наворачиваются слёзы. Вымученная улыбка превращается в гримасу, и, благо, звукооператор не смотрит на меня. А Рен обеспокоен. Он обеспокоен, но знает, что не в его силах что-то сделать.
Я сама хотела услышать это.
- Нана, ну как тебе? Для «Kuroi Namida» подойдёт? Эй, Нана?! – сорванный аккорд и твой голос. Я вздрагиваю от неожиданности. Твой голос заполняет комнату и всё моё сознание.
Господи, как я давно не слышала тебя.
- Нана, ты не слушаешь меня дома, так хоть здесь послушай! Как тебе этот аккорд?
- Ты же знаешь, что мне не нравится, Син! Вторую часть надо сделать сложнее, более мрачно, что ли… А начало полный провал. Концовка мне нравится. Но это ведь не на целую песню. Работой, Окадзаки Синити, мелкий ты куряга! В обязанности рок-музыканта входит ещё кое-что, кроме выпивки!
Рен улыбается, а звукооператор смеётся.
- Мне нравится эта парочка, у нас становится так весело, когда «Blast» записываются! – Сато поворачивается ко мне, но с разницей в секунду его лицо из счастливого превращается в непонимающее и испуганное. – Рейра-сама, с вами хорошо?
Он едва не подскочил ко мне, чтобы успокоить, но во время остановил свой порыв, а я лишь вымученно улыбнулась.
- Всё в порядке, Сато. Я хотела бы ещё послушать.
Он кивает, но обеспокоенность не покидает его. Рен успокаивающе обнимает меня за плечи.
- Да понял я всё! Тебе никогда не нравится, как другие работают. А сама только и делаешь, что опохмеляешься! Ясу постоянно тащит тебя до дома! Как Рен ещё не бросил тебя за количество выпивки!
- Ясу, не покупай больше ему сигареты. Он доигрался, - отчеканивала Нана из динамиков повышенной чувствительности.
Я засмеялась. Но всё ещё слёзы продолжали катиться по щекам. Странное состояние. Я была рада слышать тебя. Как будто бы я сидела где-то неподалёку, смотрела на вашу репетицию и смеялась вместе с Ясу над происходящим.
Если бы мы когда-нибудь репетировали бы вместе, то это была бы самая незабываемая репетиция.
Рен бы стоял несколько позади, мы с Ясу сидели бы на диванчике и смотрели, как вы с Наной ссоритесь. Такуми был бы жутко недовольным, но Такаги бы смягчил его. Я была бы жуткой счастливой.
Ты бы ловил мой взгляд и улыбался своей лучшей в мире улыбкой.
Мы продолжали слушать запись с репетиции «Blast», искренне смеясь. Меня била дрожь, от осознания, что не будет никакой общей репетиции, никакого смеха и твоей улыбки.
Фортуна опять разлучила нас в нескольких часах от счастья.
Такуми вышел из лоджии, пропитанный запахом сигарет и скупо поблагодарив Сато, позвал нас к выходу.
- Жаль, Такуми, что ты так не любишь «Blast», - двусмысленно протянул Рен. Итиносе тут же смерил меня, заплаканную, тяжёлым взглядом.
- Я не люблю «Blast» исключительно из-за того, что из-за всяких несовершеннолетних нарушителей закона страдает производительность нашей группы.
- Совместный сингл с «Blast» произвёл бы просто фурор в массах.
- Исключено, Рен, - его раздражение доходит до предела.
- Я поговорю об этом с Наной, да, Рейра?
Я кивнула, не взирая на немой протест Такуми.
- В конце концов, это всё исключительно для воодушевления фанатов и критиков.
Такуми, не сдержавшись, язвительно хмыкнул.
Мы выходили из студии и чей-то случайный, будто призрачный силуэт до боли напомнил мне тебя. Эта необычайная чувственность, когда я едва подалась вперёд, в попытке очередной раз поймать тебя. Не упустить в этот раз. Не отпускать никогда.
Рен схватил меня за руку, едва я успела сделать шаг в сторону.
Всепонимающий взгляд. Моя вымученная улыбка.
Не твоя удаляющаяся фигура.
В который раз счастье было в паре секундах от нас.
- Как же это… болезненно.

@темы: Син, Рейра, фанфики по "Nana", романтика, драма, гет, ангст