harukodin
Название: Идеальные.
Автор: Dina) (ЛаПоЧкА)
Бета: Лёля-чан.
Гамма: Харуко.
Фэндом: Наруто.
Жанр: Ангст, сонгфик
Персонажи: Сакура, Саске.
Рейтинг: G. (я сам удивлён Оо)
Предупреждения: ООС, жестокий, нецензурная лексика.
Музыка: Loc-Dog, строчки из нескольких его песен.
Саммари:
- Плачь.
- Что?
- Плачь, Сакура, я хочу услышать, как ты плачешь.
Статус: закончен.
Размещение: Только с моего разрешения!
Дисклеймер: Масаши Кишимото
От автора: никогда не видела ничего подобного, но на своей страх и риск решила написать.
Получилось что-то очень и очень странное и непонятное Х_х
Слушать песни – не обязательно. Достаточно просто вчитаться в слова.

Она лежала на кровати, закутавшись в одеяло, словно пытаясь скрыться от окружавшего её бесконечного холода.
В ушах наушники и музыка, играющая слишком громко.
Въедающаяся слишком глубоко в подсознание и заставляющая жмуриться.
Но она слушала. Внимала каждое слово. Пыталась отвлечься.
Целиком и полностью погрузиться в звуки.
Монотонный голос, слова, сливающиеся в одно целое и образующие гул.
Она старалась забыться, а этот шум заставлял её всё больше и больше думать о прошлом.
Девушка потянулась к лежащему рядом телефону и хотела было уже его выключить. Резко бросить о стену, чтобы батарейка вылетела, и этот ужасный шум прекратился.
Её рука замерла в сантиметре от прибора. Слова, льющиеся из наушников, стали более разборчивыми. Она слышала голос.

У нас здесь миллионы спасателей,
Тысяча способов и причин жить и радоваться жизни также как и все остальные,
Созидать, молиться и творить добро
И есть любовь, в которую мы верим
И эту веру не меняем не на что, даже когда любовь уходит
Нет никаких причин, чтобы встать и искать ее, она где-то рядом,
Но мы все равно утонем такими, как были
Просто такая романтика


Громкий звук, слова, впечатывающиеся в разум, словно клеймо.
Она закрыла глаза и в полной темноте вторила голосу из наушников.
Словно молилась.

***
Дождь.
Он шёл по улице. Среди толпы людей, наверное, он единственный был по-настоящему одинок. Он единственный шёл с наушниками в ушах, не улыбался и не грустил. Он был безразличен. Даже слишком безразличен.
Заиграла одна из тех старых песен. Песен, которые он уже невольно заучил наизусть.

Взращивать эмоции и ценности сегодня днем
Под дождем искать причины ностальгии


Он усмехнулся. Единственная эмоция.
Он знал эту песню, слышал много раз, запомнил.
Ностальгия?
Нет, скорее просто воспоминания.
Не приносящие особой боли или радости.
Просто картины прошлого.

Вспоминать не тех, кто кинул на распутье перед самым сном
Вспоминать тех, кто действительно любил.


Минуту назад из наушников лились наверняка самые глупые слова, которые он когда-либо слышал.
Проблема была в том, что все эти «сопли» были правдой, самой настоящей правдой, как бы он не хотел в это верить.
Он мог без конца вспоминать, потому что его жизнь казалась ему по-настоящему бесконечной.
Слишком долгой, слишком насыщенной, слишком полной.
- Тех, кто действительно любил… - одними губами произнес он.

***

Они жили вместе достаточно долго.
Кажется, два года.
Бесконечно.
Они были самыми длинными романами в жизни друг друга.
И одновременно были самыми чужими людьми.
Возможно, человек, сидящий с тобой на одном сиденье автобуса, был гораздо ближе.
Потому что они никогда не могли понять друг друга.
Потому что она так сильно хотела от него нежности и понимания.
Потому что он так рьяно желал себе девушку, которая будет приходить на минуты и оставлять за собой воспоминания на всю жизнь.
Которая будет страстно целовать.
Которая будет игриво проводить по его торсу пальчиком и снова страстно целовать.
Чтобы они все выходные не вылезали из постели.
Хотя нет.
Они вылезут, для того, чтобы она в его короткой футболке приготовила маленький обед, может, чуть неумело…
Ведь она точно не будет домохозяйкой.
А потом снова – страсть.
Но вместо этого у него была почти жена.
Их отношения можно было назвать гражданским браком. Да, именно так.
Она была точной противоположностью его желаниям.
Поэтому они были далеки друг от друга.
И даже одна кровать не могла хотя бы на миллиметр сблизить их души.
Он ненавидел её за это.
За то, что она не могла стать стервой, самой настоящей.
За то, что она не могла устроить большой скандал и побить посуду.
Потому что она была идеальной.
У неё отлично получалось готовить и быстро убирать. Она всегда к сроку гладила рубашки, даже когда он с самого утра был не в духе и в последние минуты говорил, чтобы подала ему завтрак…
Она всё всегда успевала.
Всё делала прилежно и никогда не делала ошибок.
Хотя нет.
Главной ошибкой в её жизни был он.
Он постоянно злился, потому что у них даже не было повода для скандала.
Для битья посуды.
Для примирения в виде самой жаркой ночи.
Ничего этого не было.
Потому что они были противоположностями друг друга.
Всегда.
Он – Саске Учиха.
Он работал в одной из самых лучших фирм.
Его почти жену – Сакуру – все считали неподражаемой.
Потому что она и была такой.
Проблема. Их главная проблема была в том, что Саске не хотел неподражаемую.
Он желал самую простую, с сотней недостатков и привычкой приходить к нему в офис, ни капельки не стесняясь, и рассказывать, что хочет, чтобы они съездили в кино.
Но Сакура никогда не придёт в его фирму без разрешения.
Потому что у неё дома полно дел.
Потому что у неё работа.
Потому что она не любит ходить в кино.
Они были до невозможности противоположными.
Он уже давно забыл, из-за чего она стала жить с ним.

Но…

Порой ему казалось, что всё-таки это любовь.
Наивная, детская улыбка. Неподражаемость. Зеленые глаза и привычка держать его за руку во сне. Такую нельзя было не любить.

Ширнул по вене любовь, чуть с заражением блядства
И забыл, как обещал богам в тебя не влюбляться


***

- Даже музыка у нас была разной, - прошептала она, всё ещё не вылезая из кровати.
Сакура слушала песню за песней, и всё больше воспоминаний окутывало её.
Она всё помнила. Всё до последней секунды.
То, как он приходил с работы уставший, она делала ему горячий чай и потом ложилась с ним спать.
Даже если было еще рано.
Она брала его за руку и закрывала глаза, хоть и прекрасно понимала, что не заснёт.
Ждала, пока он, наконец, уснёт и отпустит её запястье.
Её иногда обижало то, что во сне он тут же забывал про неё.
В итоге получается, он помнил о ней лишь когда видел?
Потом она аккуратно уходила, прикрывала за собой дверь и в полной темноте квартиры пробиралась в зал, где закутывалась в одеяло и слушала музыку в наушниках.
Потому что только в звуках и бесконечных словах она находила утешенье.
Кажется, потом он начал понимать это.
Потому что рано утром, выспавшись, находил в складках одеяла телефон с почти разряженной батареей.
И по последним песням всегда читал её настроение.
Она была ужасно предсказуемой.
Сакура нередко пыталась заставить его послушать свои любимые песни.
Он вначале противился, в конце соглашался, но в итоге они ему всё равно не нравились.
Лишь единицы.
Из тех сотен, что были у них на флешках.

***

Идеальные. Остановиться невозможно.
Прекратить жизнь?
Наверняка это был единственный шанс на спасение.
Потому что, как бы они не отрицали свою надобность друг в друге, они были зависимы.
От бессонных ночей.
От завтрака, когда все уже давно не спали.
Он всей этой жизни и всей этой бесконечной лжи.

Если ты тварь, то научи себя ненавидеть.

- Научи себя ненавидеть, - шептала она, зарываясь лицом в простыни.
Потому что они нуждались друг в друге.
Потому что они привыкли просыпаться в одной постели.
Они тысячи раз пытались переделать друг друга, подстроить под себя. Изменить.
Чёртовы эгоисты.
Но ничего не получится. Потому что они оба считали себя идеальными и оба хотели жить с идеальными людьми.
Жаль идеалы у всех были разные.

Если ты кайф, то помоги к себе не привыкнуть.


- Помоги к себе не привыкнуть, - говорил он из раза в раз, когда она уходила из его квартиры после очередной ссоры, оставляя незастеленную кровать и ароматный шлейф духов за собой.

***

Он не мог смириться с тем, что она возвращалась.
Всегда.
Приходила на следующий день убирать квартиру и приготовить ужин.
Ведь она была образцовой, и какая-то ссора не значит, что она прекратит свои обязанности.
И он как всегда возвращался именно в тот момент, когда она аккуратно расставляла по алфавиту книги.
Мужчина смотрел на неё до тех пор, пока она не заметит.
Потом он с усмешкой и надменным взглядом проходил мимо и запирался в кабинете.
Но вечером они всегда мирились.
Когда она подавала ему ужин, и он почему-то из раза в раз ронял что-нибудь.
Просто так получалось.
Она понимала.
Потом их губы как бы невзначай соприкасались.
И потом со стола опять что-нибудь падало.
Но до страсти никогда не доходило.
До животного разврата.
До бешеной отдышки.
Потому что она всегда чуть отталкивала его и улыбалась.
И не разрешала ему продолжать.
Вот так вот они мирились.
Они никогда не скажут друг другу: «Прости».
Потому что они идеальные и никогда ни в чём не могут быть виновными.
Гордость, эгоизм, совершенство.

И всем по жизни приходилось от чего-то зависеть.

Зависимые.
До невозможности.
Он не может без неё. Кто будет готовить ужин?
Терпеть его выходки?
Гладить рубашки?
Про кого же всё его начальство будет говорить: «Саске, эта женщина достойна твоего внимания!»?
И она не сможет.
Потому что она - Сакура Харуно.
Потому что она всегда мечтала быть Сакурой Учиха.
Потому что она точно уверена, что будет искать его образ в каждой луже после дождя.
Потому что она настолько привыкла сжимать его руку во сне, что теперь наверняка не сможет уснуть одна.

Ведь два года это бесконечность.

***
Она говорила с потолком.
А её это ни капельки не смущало.
У девушки села батарейка на телефоне.
Потому что Сакура слишком долго слушала музыку.
Кажется, уже часов пять.
Или даже больше.
Поэтому теперь она разговаривала с потолком.
Почти в сумасшествии.
- Ты ведь всегда говорил, что потом будет больно. И ты всегда оказывался прав. А ты наверняка все забудешь. Чёртов Учиха. У тебя нет памяти, ты стираешь все плохие воспоминания.
А чем ты тогда живёшь?
Ах, да. Ты живёшь настоящим.
И резко перечёркиваешь прошлое.
Просто в один прекрасный день ты взял мои вещи бросил в чемодан и сказал: «Надоела».
Помнишь?

- Наш роман стал частью моей жизни. Без моего согласия.

И это было единственной причиной.
Самой существенной.

Теперь главное не задохнуться.
От недостатка сигарет.

***
Я сам не пролил ни слезы, но так хотел, чтобы мир плакал.

Саске точно знал, что хотел бы, чтобы она заплакала.
Он хотел, чтобы Сакура рыдала, как не рыдала никогда в жизни.
Она ведь потеряла его.
И ему самому было непривычно.
Потому что он уже месяц не ел нормальной пищи.
Месяц назад у него было последнее свидание.
И все.
Желание прошло, и осталась только работа.
Учиха был бы окончательно доволен собой, если бы узнал, что у неё истерика.
Такая, о какой он всегда мечтал.
Он любил, когда люди бьются в истерике. Потому что именно в этом состоянии они самые настоящие, самые живые, самые чувственные.

Только вот как узнал, в истерике ли она?
В депрессии ли?

Он взял с тумбочки телефон и набрал номер, смотря в потолок и пытаясь одной рукой укрыть себя одеялом.

И ему было всё равно, что уже два часа ночи.

Он точно услышал, что она взяла трубку.
- Сакура.
Она молчала.
- Ты плачешь, Сакура?
- Нет, - спокойно ответила она. Саске злился.
Она не плачет.
Жаль.
- Как тебе без меня?
- Отлично. Я сегодня вспоминала о тебе. Когда слушала песню.
- Великолепно. Какая песня?
Она замолчала. Он прекрасно понимал почему.
Потому что она не хочет признаваться, что это одна из его песен, и что это именно та строчка, в которой больше всего боли.
- Смех уже не тот, но мы просто хотели быть детьми, - наизусть произнесла Сакура.
Учиха удивился.
- Мы хотели быть детьми?
- Наверное.
- Так чем эта строчка тебе напоминает меня?
- Просто смех уже не тот. Мы ведь просто искали немного любви.
- Странное предположение.
- Ты бы полюбил меня, будь я другой.
- Наверное.
- Я утверждаю.
- Плачь.
- Что?
- Плачь, Сакура, я хочу услышать, как ты плачешь.
- Я не буду плакать из-за тебя.
- Тогда… плачь из-за песен.

***

Ему не спалось. После разговора Учиха не мог заснуть, и он убеждал себя, что это не из-за неё.
Мужчина включил телевизор, надеясь занять себя какой-нибудь очередной попсовой песней или бессмысленной, возможно, эротической программой, что идёт так поздно.
«Главное не унывать»…

"Главное не унывать," - я услышал в телевизоре ложась с утра, на фоне позитивных передач, Стало тише, видимо тоже попадаю под волну, тех обывательских стандартных фишек,

Саске поспешно выключил телевизор и больше всего на свете желал уснуть и забыть.
Всё, до последней секунды.

***

- Ненавижу! – закричала она, бросая телефон в стену, после того, как они закончили разговор.
И плевать, что уже три ночи.
А может, даже четыре…
Она скинула с кровати все подушки, свернувшись калачиком, она ревела.
Как не ревела никогда раньше.
Состояние близкое к истерике.
И сумасшествию.
И ей было плевать, что когда-то давно она поклялась никогда не плакать из-за него.
Она ведь не может быть всегда идеальной.

***

Кажется, сегодня ночью им снились одни и те же сны.
Потому что он с силой сжимал подушку, а она не переставала лить слезы.
Столько чувств и эмоций…
Из-за чего?
Из-за их безразличия.
Показного и наигранного безразличия друг к другу.
Глупцы.

Пусть кто-то другой воплотит тебя в своей мечте,
Мы приносим боль, чтоб ответную потом терпеть...


И неизвестно, сколько это будет продолжаться.

Они жили вместе достаточно долго.
Кажется, два года.
Бесконечно.
Они были самыми длинными романами в жизни друг друга.
Самыми неподходящими друг для друга.
Самыми любимыми друг для друга.

Я так хочу, чтоб было небо синее
И если мы такие сильные
То почему мы плачем по отдельности…

Примечание:
В фанфике использовались слова песни Loc-Dog: «На рейве», «Время три утра», «Подгрузило», «Смех», «Ангелы».

@темы: фанфики по "Naruto", сонгфик, романтика, мини, гет, ангст, Саске, Сакура