harukodin
Название: Зависимая.
Бета: Лёля.
Автор: Dina)
Жанр: романтика, ангст, капля драмы.
Персонажи: Джон, Элизабет, Шарлотта.
Рейтинг: PG-13.
Саммари: Скажи, кто больше зависим, хозяин или слуга?…
Сюжет: Отношения хозяйки и её слуги
Статус: закончен.
Размещение: Только с моего разрешения!
Дисклеймер: всё моё, кроме идеи, она от ДК.
От автора: Автор косит под английский романтизм.


Скажи, кто больше зависим, хозяин или слуга?…


- Слуга? – маленькая девочка чуть приподняла бровь. На вид ей было около пяти.
- Да, миледи. Теперь я буду выполнять все ваши поручения, – молодой человек чуть склонился в поклоне.
- Ты… будешь играть со мной, когда я захочу? – она смотрела на него ясными серо-голубыми глазами.
- Конечно, - он чуть улыбнулся уголком губ. Нежный весенний ветер играл с его чёрными волосами.
- Я - твоя хозяйка, - произнесла девочка, не сводя глаз с мужчины.
- Да, Вы - моя госпожа, - он сел перед девчушкой на колено.

Я проснулась, когда почувствовала, что почти полностью погрузилась в воду.
Чуть дрогнув спросонья, я приняла сидячее положение.
Горячая ванна и запах каких-то успокаивающих благовоний видимо подействовали на меня лучше любого снотворного.
Я чуть сбрызнула лицо водой, окончательно очнулась ото сна и провела руками по волосам.
- Джон, помоги мне помыть голову, - сказала я чуть громче обычного.
Из-за двери мгновенно вышел мужчина и принялся расстегивать манжеты на своей рубашке. Закатив рукава, он подошёл ближе.
- Сегодня прекрасная ванна, - с каплей усталости произнесла я. Джон уже втирал мне в волосы какое-то средство, от чего они должны были стать более блестящими.
Я бы могла и сама помыть голову, но я хотела, чтобы он увидел меня обнаженной.
Я хотела, чтобы он восхищался мной. Я желала его абсолютного внимания.
Ведь он был со мной всегда. И пробудет со мной ещё десятки лет.
Он никогда не покинет меня, никогда.
Он будет моим слугой, пока я не перестану его любить.
Другими словами – будет со мной вечность.
- Приготовишь мне завтрак, хорошо? Мне больше нравится, как ты готовишь, Хельга совсем не думает о моих вкусах и делает всё точно по рецепту, - я развернулась вполоборота к нему. Так, чтобы он смог разглядеть все мои изгибы.
- Хорошо, миледи, - он пробежался взглядом по мне и остановился на глазах. Полное безразличие. Коротко кивнул в знак согласия.
Я, разозлившись, отвернулась и по шею опустилась в воду.
Смотри на меня, я так хочу, чтобы ты на меня смотрел!
Восхищайся мной!
- Думаю, пора собираться на приём, - слишком резко произнесла я и вылезла из ванны.
Сможешь отвести взгляд?…
Не заботясь о своей наготе, я пошла прочь из ванной комнаты.
- Сегодня вы слишком вспыльчивы, миледи, - сказал он, нагоняя меня у выхода из комнаты и накидывая на плечи полотенце.

***

- Леди Элизабет, вы уверены, что не хотите, чтобы я помогла вам одеться? – чуть опасаясь, смотрела на меня женщина, одетая в домашнее платье простого покроя и лёгкой шалью на плечах, волосы которой были убраны пол чепчик.
- Я сама справлюсь. Джон поможет в случае необходимости, - беспрекословно отрезала я.
- Но… Леди Элизабет, Джон - мужчина, и ему чужды такие вещи как одеяния, - говорила служанка. Я прекрасно понимала её намёки, что-то вроде: «Джон мужчина и не должен видеть вас обнаженной, тем более – касаться…».
Он может видеть меня раздетой в любое время дня и ночи и может прикасаться к любой моей части тела.
Потому что я так хочу.
- Шарлотта, не беспокойтесь, я помогу миледи, в конце концов, одиннадцать лет службы обеспечили мне кое-какие навыки, - он чуть улыбнулся, заставляя женщину покраснеть и поспешно кивнуть.
Он слишком обходительный со служанками!
- Джон, столько лет блестящей службы, вы наверняка стали членом этой семьи…
- Шарлотта, мне пора одеваться, иначе опоздаю на званный ужин, выйди, - оборвала я на полуслове служанку. Она вздрогнула и поспешно вышла из комнаты.
Он не член этой семьи, он мой, только мой.
- Миледи, будьте аккуратней, ещё немного и поползут слухи о наших отношениях. Дворовая прислуга от скуки может придумать сплетни на ровном месте. А вы ведь не хотите испортить свою репутацию? – он достал из шкафа выбранное ранее платье.
- Плевать.
Лёгкое домашнее одеяние с шорохом слетело вниз, и я переступила через мягкую ткань.
Смотри только на меня!
- Госпожа, пора бы начать следить за каждым своим словом и движением.
Джон помог мне надеть платье, чуть касаясь оголённой кожи, он убрал волосы.
От его тёплых прикосновений мне стало не по себе.

***

Пышное празднество, которое называлось званным ужином.
Ничего нового, ничего удивительного или потрясающего.
Снова дамы в этих пышных платьях, снова жесты вместо слов.
Девушки, женщины - все они флиртуют с противоположным полом.
Сейчас такой век, все жаждут страданий и печали от любви.
Закрывают лицо веером, потом резко захлопывают аксессуар.
Каждый уважающий себя мужчина должен знать язык веера.
А каждая уважающая себя дама должна уметь одним движением сказать, как сильно она хочет его.
Но нет, никаких слов!
Вы ведь всё замужем, ведь вы все - мамы.
Никто кроме вас двоих не должен увидеть, как дама мимолётно прикладывает аксессуар к сердцу.
Эти вечера никогда не станут интересны мне.
Ведь я не буду ни с кем говорить с помощью веера.
Или оставлять маленькие записки с приглашением встретиться на южном балконе.
- Не отходи на меня ни на секунду.
- Хорошо, Миледи.

***

- Джон, вы ведь давно могли уйти из поместья, почему вы всё ещё прислуживаете Элизабет?
Я с силой вцепилась в нож и вилку, которые держала.
Шарлотта по какой-то неизвестной причине сегодня завтракала вместе с нами.
С учётом того, что последние несколько лет я завтракала только с Джоном, присутствие этой молодой женщины меня злило.
Кто она такая, чтобы мешать нам?
Какое она имеет право, вот так вот говорить с ним?!
- Миледи стала мой дочерью за всё время моего пребывания здесь, пока я буду нужен ей, я останусь в поместье, - просто ответил он, откладывая в сторону столовые приборы.
- Я всегда поражалась вашим отношениям, вы похожи на отца и дочь, а не на хозяйку и слугу, - Шарлотта рассмеялась, заправляя выбившуюся из причёски прядь за ухо.
Ей нравился он - мой Джон.
И это было видно невооружённым взглядом.
Я усмехнулась.
- Я всегда буду слугой госпожи, как бы это не выглядело со стороны.
- Вы балуете, Элизабет, - и опять этот её глупый смех…
- Она ведь принцесса, так и должно быть.
Я видела, как они соприкоснулись руками, случайно.
Одно мгновение. Одно касание его тёплых рук с кожей этой служанки…
Я посмотрела на Джона с ненавистью и укором. Я никогда не смотрела на него так.
Потому что он никогда не касался чужих рук.
Он даже не целовал запястье у самых влиятельных леди.
Потому что он знал, знал, как я не люблю, когда он прикасается к другим.
Особенно своими губами.
Джон и Шарлотта продолжали разговаривать, она смеялась, он изображал из себя обходительного человека…
Джон обещал всегда быть со мной. Всегда.
Злость. Секундная. Внезапная ярость. Порыв.
Я бросила столовые приборы.
Бокал с вином качнулся и упал, окрашивая белизну дорогой ткани в бардовые цвета.
- Леди Элизабет! – наконец оторвавшись от разговора, воскликнула служанка.
Я, проигнорировав её слова, в спешке вышла из столовой, шурша тканью платья.

Только я буду с тобой разговаривать, только я буду касаться твоих рук, только я…

***

Я не разговаривала с ним целый день. Я заперлась в комнате и не желала выходить. До самой ночи. Я даже не открывала штор. Полумрак.
Без него я не могла ничего сделать. Единственное что мне осталось – читать книгу.
И я читала. Целый день. Иногда не могла разобрать слова из-за сумрака, просто пропускала. Смутно понимания, о чём идёт речь, я не отрывалась от чтения.
Потому что я привыкла к нему. К тому, что он открывает шторы по утрам, приглашает на завтрак, одевает меня… На ночь читает книги и сам тушит свечи.
Я привыкла, что Джон всегда рядом.
Что с ним всегда можно поговорить, что можно просить его о чём угодно, и он всё исполнит.
Да, этот день был поистине скучен и длинен.
Но я хотела, чтобы он почувствовал, как это, без меня.
Я переоделась в ночнушку и забралась под одеяло.
Сейчас я был зла на него, и одновременно понимала, что скучаю.
Но он не должен касаться рук всякой прислуги и так безразлично смотреть на моё тело!
Он ведь любит меня, любит…
- Миледи, сегодня вы явно не в духе, - сказал он, входя в комнату.
У него ведь был ключ. Был целый день. Почему он зашёл именно сейчас?
Почему он с самого начала не пришёл и не попросил прощения?!
Я села, закутанная в одеяло, смотрела на него.
- Когда-то давно ты… сказал, что будешь играть со мной, когда я захочу. И что будешь моим слугой. Помнишь? Так почему ты не исполняешь свои обещания? – сейчас я ненавидела его. Наверняка, он видел всё в моих глазах.
Джон засмеялся, подошёл ближе и сел на кровать.
- Принцесса, вы ужасная собственница. Я ведь не могу всё время проводить только с вами.
- Можешь! Ещё как можешь! Ведь я - твоя госпожа! Ты должен быть верен мне! – я кричала, била руками о кровать, была возмущена. Ещё немного и я бы заплакала. От обиды.
- Капризы маленькой девочки, разве я должен им подчиняться? – он смотрел на меня с полным и абсолютным безразличием, нет… с пренебрежением.
В эту секунду он предавал меня.
- Не говори так! Мой Джон никогда бы не сказал так! - это был крик отчаянья. Горя. Бесконечной боли, что сейчас так ярко окрашивала моё сознанье. Окрашивала в какие-то холодные цвета. Цвета его безразличия.
Я пододвинулась ближе и обняла его за шею. Прижала к себе и чувствовала тепло, исходящее от его тела.
Джон любит меня.
Он должен меня любить.
Я чувствовал, как солёные слёзы покатились по щекам, оставляя мокрые пятна на его безупречно чистой ранее рубашке.
Он обнял меня в ответ и стал аккуратно хлопать по спине, успокаивая.
Я растворялась в тепле его тела. Или пыталась раствориться.
Я думала о том тёплом весеннем дне. О ярком солнце, молодой траве, чистом небе. О тех свежих и тёплых цветах и его силуэте, когда он подошёл ко мне в первый раз.
Холода нет. Мой Джон… У него нет холодного безразличия, лишь весенние цвета его доброты.

***

- Джон! – крикнула я, когда по второму кругу обходила столовую и свою комнату, а так же все возможные коридоры, которые их связывали. Десятки картин с бушующей стихией, говорящие о том, насколько мал человек. Насколько он беззащитен.
- Где ты?! – я начинала злиться.
У меня была одна единственная мысль: он где-то там, с Шарлоттой. Наверняка, мило разговаривает. Наверняка, не думает обо мне.
Наверняка, она смеется и делает ему бесчисленные комплименты.
Наверняка, он слушает её с полуулыбкой. Этого хватит. У него много обаяния. От одного его взгляда становится не по себе…
Если это правда… я буду ненавидеть его. До конца своей жизни.
Я замерла посреди коридора. Внезапно остановленная своей же мыслью.
Нет, я не смогу его ненавидеть не смогу.
Потому что я не могу без него. Он – моя привычка. Зависимость.
- Джон! – крикнула я с дрожью в голосе.
Он ведь…. Он ведь просто поехал в город за моим платьем, правда?
Самообман.
Я выбежала в сад. В ночнушке, с растрепанными волосами, босиком.
Я надеялась. Надеялась на то, что не встречу их там.
Всё рухнуло за секунды. Знаете, всё на самом деле рушится в мгновенье.
И нет, время в эти секунды не кажется вечностью. Нет, совершенно.
Ведь они просто идут по дорожке.
Она просто смеётся и аккуратно прикрывает рот ладошкой. Он что-то ей рассказывает.
А ты просто на это смотришь и надеешься, что это сон.
- Леди Элизабет, Вы сегодня рано встали! Мы с Джоном как раз хотели навесить вас. Желаете отзавтракать…
- Шарлотта, исчезни, мне надо поговорить с Джоном.
- Но… - казалось, в её глазах застыло удивление, смешанное с непониманием.
Что?! Что тут можно не понимать?!
Он ведь мой слуга. Он должен быть со мной каждую секунду. Он должен быть первым, кого я вижу с утра.
Потому что он мой, только мой…
- Шарлотта, мы с госпожой скоро придём, распорядитесь о завтраке, - как всегда. Галантен и воспитан. Сдержан. В его голосе всегда звучит уважение.
Даже в разговоре с этой служанкой.
Шарлота, кажется, успокоилась и, засиявшая, пошла в поместье.
- Вы слишком вспыльчивы, миледи…
- Почему ты с ней? – я оборвала его. Я была невоспитанной, я показывала свои эмоции. Я была низкой.
- Мы с Шарлоттой просто гуляли.
- Ты должен быть со мной каждую секунду.
- Вы спали, миледи, я не хотел мешать вашему сну, - полуулыбка. Беспрекословное подчинение. Ни слова против. Ни малейшей возможности сказать мне то, что я не хотела бы услышать. Я злилась от этого ещё больше.
- Будь моим, - требовала я. Это был приказ. Приказ, которому он был обязан подчиниться.
- Я итак ваш, госпожа. Целиком и полностью, - он начал садиться на колено. Теперь он ниже меня. Полное подчинение.
- Докажи. Докажи, что принадлежишь только мне, - голос был безбожно сорван. Я шептала.
- Всё что угодно, миледи.
- Поцелуй меня. Это приказ.
Снова полуулыбка. Эти синие глаза… Он смотрел на меня как на ребёнка, маленького ребёнка, просящего игрушку.
Мне хотелось ударить его. Дать пощёчину так сильно, насколько смогу.
Он поцеловал меня. Так просто и нежно. Почти неощутимо.
Будто я была маленькой девочкой.
Я бы разозлилась. Я бы ударила его. Я бы накричала на него.
Но вместо этого я была полностью в его власти, в его абсолютном распоряжении.
Потому что он сводил меня с ума.
Каждое его прикосновение, пусть и мимолётное, заставляло забывать про всё то, что было раньше. Заставляло прощать.
К каждому его прикосновению. К нему привыкаешь.
Каждый раз хочется большего.
Ты становишься зависимой. Зависимой от него.
- Джон, я люблю тебя. Джон, будь только моим, слышишь? – такой ужасный голос. Эти слова были лишены нежности из-за того хрипа, что я издавала. Но эти звуки были наполнены смыслом. Смыслом, пожалуй, всей моей жизни.

***

Я лежала, закутавшись с головой в одеяло, а он сидел на коленях около кровати.
Я держала Джона за руку и не желала отпускать.
- Давай убежим, - говорила я, уткнувшись в подушку лицом. – Давай убежим в другой город и будем жить там. Мы будем любить друг друга.
- Миледи… - он усмехнулся, пытаясь освободить свою руку. Я не отпускала. Никогда не отпущу… - Уже поздно, пора спать. Завтра тяжёлый день.
- Без разницы. Джон, меня не интересует завтрашний день. Они ведь все настолько похожие.
- Госпожа, вы должны больше времени проводить вне дворца…
- Ни за что! – оборвала я, с силой сжимая его запястье. – Я не позволю тебе проводить и мгновение в обществе этой простушки!
- Мы с Шарлоттой просто заняты один делом – мы служим вам, - столько чести, столько грации в его словах. Невозможно оторваться, но и терпеть больше нельзя. Я злилась. Злилась уже несколько дней подряд и ненавидела его. Где его чувства? Сколько можно притворяться? Меня доставали его безукоризненно безупречные манеры. Такие лаконичные и лживые.
- Я не желаю слышать её имя, не желаю… - отчаянье, смешанное с терпким вкусом обиды, заменяло злость и распространялось по всему телу. Я отпустила его руку и крепко сжала кулаки. Слёзы подступали к глазам.
- Ваша детская вспыльчивость меня умиляет, миледи, - сказал он с полуулыбкой. Или с сарказмом? Я всмотрелась в его глаза, но в их синеве был лишь холод. Ледник, который никогда не оттает.
- Убирайся! Я не желаю тебя видеть! – заорала я.
Он ничего не ответил, просто ушёл, тихо прикрыв за собой дверь.
В глазах стояли слёзы, а тело сотрясала дрожь наступающей истерики.
Меня первые испугали его бездонные глаза.

***

- Джон!
Меня всю ночь знобило, и я толком не смогла поспать.
- Джон!
После истерики я долго не могла прийти в себя.
- Джон! Где ты?!
Я в полубезумии бродила по коридорам, которые казались мне бесконечными.
Я не могла сказать даже то, в какой стороне находится моя комната.
Он не мог мне помочь, потому что его не было рядом.
Он всегда должен быть рядом со мной!
- Джон! Пожалуйста, помоги мне… – хриплый крик навзрыд сошёл до шёпота.
- Джон… Пожалуйста, прошу… Не покидай меня, - приглушённый голос, глаза полные надежды. Молитва.
Я увидела дверь, из последних сил распахнула её. Она вела в сад. Он шёл по дорожке, ведущей к главному входу.
Откуда-то взявшиеся силы вмиг окатили меня.
- Джон! Постой!
Я бежала по траве, чувствуя, как подол платья намокает от утренней росы. Мне было наплевать. На всё. Единственное, что меня волновало - это он.
Его синие глаза и безупречные манеры.
- Джон, куда ты отправился? – переводя дыхания, спросила я.
- Миледи, разве вам не сообщили о моём увольнении? – полуулыбка.
Крах.
Разрыв.
Конец.
Я замерла, пытаясь найти усмешку в его глазах, надеясь, что всё это лишь шутка.
Но нет, он просто смотрел на меня с молчаливым спокойствием, чуть улыбаясь.
Кажется, мир начинал рушиться прямо на моих глазах.
- Увольнение?! О чём ты говоришь, Джон?! Ты ведь… Ты ведь обещал быть со мной всегда! - слёзы пеленой застилали глаза. Я осела на землю, обнимая колени.
- Я обещал, что буду с вами до тех пор, пока вы во мне нуждаетесь, Миледи…
- Нет! Как ты можешь?! Ты ведь зависим от меня! Я ведь твоя хозяйка! – отчаянье смешанное с бескрайней надеждой, стремление доказать ему свою правоту…
Я сидела перед ним и рыдала, просила остаться, умоляла.
- Зависимость? – холодная усмешка украсила его невозмутимое лицо. – Кто из нас больше зависим, а, миледи?
- Что? Джон, неужели ты придаёшь меня?
Сломалось. Внутри что-то мгновенно сломалось, вышло из строя.
Я смотрела на него снизу вверх и пыталась увидеть в синих глазах каплю доброты, которой они практически всегда были переполнены.
- Миледи, я просто выполнял свою работу. Сегодня я ухожу. Меня пригласили в другое место. Такое часто случается.
- Нет! Не говори так! Джон, ты всегда должен быть со мной! – истерика почти достигла своего предела.
- Я ведь не могу всю жизнь прислуживать капризному ребёнку, ведь так? - он посмотрел на меня самым холодным взглядом и, казалось, что его синие глаза – это самые настоящие льдинки, которые никогда не растают.
Столько пренебрежения, насмешки, высокомерия. В одно мгновение он изменился.
Где он, мой Джон?…
- Прощайте, миледи. И в следующий раз будьте внимательны с людьми, вы, кажется, словно маленький ребёнок, наивна.
Усмешка.
Он развернулся и пошёл к выходу.
В своём вечно идеальном костюме.
Со своими безупречными манерами.
Со своим бесконечным обаянием.
Он уходил от меня, а я даже ничего не могла с этим поделать.
Только смотрела в след его удаляющемуся силуэту.
Ведь я была просто зависимой от него.

@темы: ангст, ориджинал, романтика