harukodin
Жёлтое небо. by Dina)

Ориджинал
.


Подобие шапки:
Вдохновение: ночь с 23 на 24 аперля.
Смысл: не искать, он потерялся. И персонажей так же не пытаться понять. Они – образы, шаблоны. Здесь всё относительно. Просто хотела показать историю отношений. Без начала и конца.
Посвящается: Весне.
Эпиграф:

Всем людям, которые любят… которые немного разлюбили…
Всем, кто вдыхает весенний воздух. © Loc Dog «Желание».


- Иди ты к чёрту со своим жёлтым небом! – крикнул он, опрокидывая кофейный столик. Проходя по коридору, руками сбивал висящие на стенах картины. На выходе хлопнул дверью, заставляя её ещё раз вздрогнуть.
Она на дрожащих ногах шла, чувствуя, как в ступни один за другим впиваются осколки от рамок, в которых некогда стояли её фотографии. Те самые сделанные в шесть утра в апреле…


- Интересно, что там сейчас на улице? – с усмешкой спросил он, поднимаясь. Он подошёл к окну и, открыв жалюзи, пустил в сумрак комнаты первые неокрепшие лучи солнца.
Она подбежала к нему, тут же выглянув на улицу и неожиданно ахнула.
- Жёлтое… - чуть слышно прошептала она. На ещё светло-голубой, но не менее ясной, полосе неба, между серыми мгногоэтажками соседнего двора проступала желтизна, пленяющая своей яркостью. Это были не солнечные лучи, это был оттенок небес, такой же, как и во время заката, только вместо привычных для нас оранжевых и красных цветов проступил жёлтый. Чистый и оттого ещё более прекрасный ни с чем несмешанный, несравнимый цвет.
- Небо жёлтое! – чуть вскрикнула она и восхищенно на него посмотрела.
Еле уловимое касание волос и шеи, она вздрогнула, но лукаво усмехнувшись, выбралась из объятий и поспешила в комнату за фотоаппаратом.
…Он смотрел, как она с восхищением и нескончаемым энтузиазмом фотографировала небо и мысленно поражался её любви.

- Истеричка, - констатировал она в трубку.
- Я тебе всегда это говорила.
- Он раздолбил мне пол квартиры, прежде чем уйти! Вопрос: зачем?! – тембр голоса девушки заметно повысился, она с силой сжала трубку.
- Он всегда был таким, просто сейчас ты почувствовала это острее.
Тишина и помехи, которые лишь больше напрягали ситуацию.
- Не переживай. Он… он того не стоит, - слова мгновенно вылетели из головы, но молчание было злейшим врагом.
- Знаю… Я знаю это! – она перешла на крик, вскоре захлёбываясь слезами, без сил, дышать…
- Эллис…
- Я все это прекрасно понимаю! Но не от меня же зависит когда я плачу! Не от меня!.. Он меня разбил, понимаешь?! Как эти чёртовы рамки! Зачем он это сделал? Ну, зачем!?..
- Эллис…

- И те фотки получились просто шикарными! Я собой горда, вот, - она закончила рассказ, улыбаясь.
- Не понимаю тебя, - неопределённо сказал он.
- Почему? – растерянность.
- Любишь небо… почему ты его так сильно любишь? Не понимаю… - замешательство.
- Разве можно сказать, почему ты что-то любишь? Если ты любишь что-то всей душой ты никогда не сможешь сказать за что. Ты просто любишь. Мне не нужна голубизна неба и мне во все не обязательно чтобы я всегда видела его жёлтым. Мне просто достаточно что оно есть, понимаешь?
- Эллис, за что ты меня любишь? – вызов был в его глазах.
- Я? Я просто тебя люблю. Так же как и небо.
- Каждое предложение, каждое слово ты связываешь с небом, как у тебя получается? – он зачарованно провёл рукой по её волосам.
- Это любовь, дурачок!


Звонок разорвал тишину квартиры. Она не двигалась с места и будто не слышала надоедливой трели. Ещё более омрачняя обстановку тут же послышалась стандартная мелодия сотового. Девушка не двигалась, всё так же сидела, будто в другой реальности. Когда всё утихло и помещение опустилось в неприятное, почти пугающее беззвучие она опрокинулась на незаправленную постель и наполнила комнату самыми жалкими звуками.

Он с небывалым восхищением смотрел, как она аккуратно и заворожено вставляет фотоснимки в рамки и развешивает на прибитые им ранее гвозди по всему их коридору. Улыбка чуть тронула его губы, он полулег на диван, не отрывая от неё взгляда.
- Так дорожись ими… - монотонность его голоса завораживала.
- Если я тебе скажу, что эти снимки – моя память. Моя память о нас, ты поймёшь меня?
Настала тишина, он всё так же продолжал улыбаться и еле заметно кивнул. Ей даже не надо было поворачиваться, чтобы быть уверенной, что он всё понял.
- И всё-таки… выбор. Ты сможешь сделать выбор? Между мной и небом?
Она покачала головой, отодвинула фотографию в сторону и вальяжно присела около дивана.
- Это самый глупый вопрос, который я слышала от тебя когда-либо, - констатировала она и взяв один из снимков отдала ему в руки.
- Я могу отдать тебе всё небо, абсолютно всё. Если ты будешь со мной. Но если, когда ты уйдёшь, ты прихватишь с собой небо, я буду плакать. Потому что оно – моя связь и моя память. О тебе.
- Я просто не уйду.
Она, чуть усмехнувшись, посмотрела на него и продолжила прерванное занятие.
Их диалоги медленно становились всё бессмысленнее, со стороны, и всё глубже для них самих.
Их игра становилась всё интересней и продуманней. До такой степени, что игроки, по доверчивости, стали показывать друг другу карты, думая, что это никак не повиляет на исход…


Дверь резко распахнулась, впуская свежий воздух, в комнату, с порывами ветра, влетела рыжеволосая девушка. Оглядев комнату она тут же подошла к кровати, крепко обнимая лежащую.
- Дура. Идиотка. Как же я тебя ненавижу. Как же… почему ты не брала телефон? Почему?! Эллис… я испугалась, Эллис!!! – голос сорвался до крика. Пришедшая упала на колени, раскачивая девушку за плечи, словно её надо было успокоить. Но ведь в успокоении нуждалась вовсе не она.
- Нет, всё нормально, просто не хотела брать. Не волнуйся. Всё хорошо, - она подняла глаза. – Правда. Всё хорошо.
Рыжеволосая отпустила её, вставая, и на дрожащий ногах прошла в кухню.
- Господи, за что?... это же просто сумасшествие!
Девушка готовила чай, всё ещё не в силах удержать громок стучащее сердце. За пол часа езды она думала о многом…
Поставив перед девушкой кружку с тёплым напитком она, скрестив ноги, села рядом и наблюдала как та аккуратно и казалось бы почти не касаясь взяла чай и начала делать маленькие глотки. Её волосы спутались сзади в непонятный колтун, а всё лицо было излишне бледным и болезненным со следами долго, нескончаемого плача.
Она смотрела на неё и очередной раз убеждалась в том, что чем сильнее была любовь,
тем больнее будет потом…

- Знаешь, что у всего есть предел?
Он кивнул, эта привычка зародилась ещё в детстве и до сих пор его не покидала.
- Значит и у нас, как и у всех будет предел. Я не хочу.
- Эллис… всё держится на интересе. Который угасает, постепенно, но угасает. Так же как и наша жизнь. Есть ли смысл пытаться изменить то, что неподвластно нам? Почему ты думаешь о будущем и не желаешь жить настоящим?
- Я желаю… - тихо сказала она.
- Ну, так живи.


Только светало, когда она забиралась на крышу дома, боясь пропустить нужный миг. С этого места был виден весь город; самое высокое здание. Оттого и всю панораму неба можно было увидеть. И заснять. И любоваться ей, пока солнце полностью не вступит в свои права. Близилось лето, точнее конец весны. Светало за пару минут и тот краткий миг жёлтого неба вот-вот должен был настать. Она приготовила фотоаппарат…
Проступили первые лучи. Отражаясь, небо приобрело желтоватый цвет, чуть бледный, но не менее манящий. Сделав пару кадров, она убрала аппарат, присела и просто любовалась. На то, как стремительно исчезает тёмная синева ночи, освещаясь золотистыми лучами на секунду, становясь жёлтым, а потом переходя то в светло-голубые, почти белые, то в яркие полосы небес. Зрелище это было настолько незабываемы и единственным в своём роде, что она даже побоялась взять фотоаппарат: вдруг всё исчезнет, пока она тянется до него? Небо расползалось в целой гамме невиданнонежных цветов и внезапно в груди рождалось чувство, толи восхищения, толи забвения. А может просто воспоминаний. Желтое небо… их жёлтое небо было невероятно красивым и поражающим, но лишь между глубинной синевой ночи и нежностью, почти невинностью голубого утра.

@темы: ориджинал