harukodin
Название: Желание грешницы
Автор: Харуко
Бета: Ran
Жанр: Романтика, ангст
Персонажи: Ино, Сакура, Конан, Карин
Ключевая фраза: Ничего мы не желаем так страстно, как того, что нам не положено.(с)
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: POV – Ино, фемслэш.
Дисклеймер: Масаси Кисимото и родимый ДК.
Содержание: Люди стремятся исполнять свои желания, но только не эти девушки – грешницы. Они живут, пока живы их мечты…
Статус: Закончен
Размещение: без свободного распространения по интернету.
Размер: мини
От автора: Впервые писала фемслэш, а всем известно – первый блин комом. Не думаю, что вышло хорошо; я вообще поклонник приключений, фэнтази, экшена, а эротика и романтика для меня густой и темный лес. Но было интересно попробовать себя в чем-то новом ^^


Уже не первый раз возвращаюсь все к тому же известному и всем надоевшему утверждению – люди не ценят того, что имеют. Я думаю, многие хотя бы раз произносили эту фразу, сопровождая сказанное серьезным выражением лица, а через минуту забывали реплику, продолжая жить, как жили. И я их понимаю… Мы люди. Злимся, переживаем, плачем, улыбаемся, веселимся и чувствуем боль. Как ни крути, невозможно каждый раз начинать утро с мысли: «Какой чудесный день! Плевать, что дождь и слякоть, холод и ветер – главное, что я сейчас встану, возьму зонтик и пойду гулять, а потом слягу с пневмонией или ангиной. Но в этом тоже есть плюс – я не буду ходить на работу, зато варенья наемся на год вперед! И неважно, что у меня диабет, и сахар категорически нельзя употреблять в пищу!». Как вам такая жизнь? Вот поэтому я и отношусь к категории людей, что просто живут. По-своему, грешно…
Мы живем в одном доме, но почти не пересекаемся за неимением времени. Ночью обслуживаем клиентов, днем предпочитаем отдых в одиночестве – каждая в своей комнате. Нет, мы не дешевые проститутки. Хотя я давно перестала понимать, чем мы от них отличаемся. Нас называют ангелами у обочины, мы принимаем только мужчин с толстым и дорогим портмоне. В сущности, какая разница, я не об этом…
Мы хотели сохранить дружбу, оставаясь, прежде всего, подругами – опорой и поддержкой. Каждую субботу мы откладывали все дела и собирались привычной компанией за одним столом просторной кухни; со временем такие встречи превратились в традицию, которую мы чтили и соблюдали, несмотря ни на что. Если люди просили прощения у Бога, то для нас исповедью становились эти сборы. Мы играли в кости, на автомате подбрасывая кубики и записывая очки в блокнот, говорили о наболевшем, делились переживаниями, зло судили окружающих, язвительно высказываясь о любой мелочи. Не буду скрывать, только в эти дни я чувствовала себя по-настоящему живой, только в эти часы подруги могли слышать искренний смех или видеть слезы исстрадавшейся души.
Грешницы. У нас остались лишь глупые грезы о несбыточном…
- Где эта розововолосая бестия?! Ее очередь бросать! – вопила Карин, перекладывая блокнот на край стола, где должна была сидеть Сакура.
- Да здесь я, не кричи так, - тихо произнесла подруга, проходя к стулу и шаркая тапочками. – Голова раскалывается, вчера такой шумный клиент попался – предпочел развлечениям душевный разговор, а мне пришлось изображать понимающего человека где-то около двух часов. Думала, сама после этого в желтый дом отправлюсь, - жаловалась зеленоглазая.
- Везет же тебе на таких кадров, - усмехнулась Конан, подавая Харуно чашку кофе. – Я вообще предлагаю отпуск взять. Полетим на острова, будем загорать на белом песке, плавать в бирюзе океана и пить кокосовые коктейли.
- Это моя мечта, - задумчиво протянула я, представляя картину, описанную голубоглазой. – Денег собрали достаточно, почему бы и нет?
- Решено – летим на Мальдивы! – заявила Карин, бросая кубики на мраморную поверхность. – Кстати, о мечтах и желаниях…
- Пусть это будет темой сегодняшнего девичника, - улыбнулась Сакура, присоединяясь к курящим подругам. – Обсудим наши самые сокровенные прихоти.
- Тогда сама и начинай, - пожала я плечами, готовясь услышать новую историю. Подруги подругами, но каждая из нас хранила свои тайны под семью замками, а когда появлялась возможность узнать одну из них, необходим был доброволец.
- Ладно. У меня самая обычная мечта, и каждый раз я возвращаюсь к ней за порцией горечи. Я бы хотела все это бросить, найти старых друзей и любовь, но в этот раз удержать всех до единого! Я бы всеми силами боролась за нежный взгляд черных глаз и светлую улыбку Наруто… И я стала бы той частицей, которая соединила бы двух потерянных товарищей, подарив тепло дружбы. Я бы всех спасла от рутины серой жизни… - девушка снова наполнила легкие отравляющим дымом, блаженно прикрыв глаза.
Грешница. Жизнь подарила ей страдания и адскую боль потерь, пытаясь сломать и без того хрупкий мир. Судьба отвернулась, бросив спектакль на самотек, а она все еще борется, в чистых изумрудах еще пляшут чертики, и сердце бьется для него…
- Единственное желание, - начала красноволосая, разгоняя тишину, - оставшееся у меня с детства, поразит вас своей наивностью. Я хочу побывать в Австралии, Швейцарии, Испании и США; выйти замуж за итальянца и купить домик на Крите; хочу носить на безымянном пальце правой руки синий бриллиант и ездить в черном лимузине, скрываясь от навязчивых папарацци, - с глупой улыбкой закончила Карин.
Мы все когда-то носили розовые очки, а ты даже сейчас под маской взрывной стервы хранишь ранимого ребенка… Грешница? Еще какая! Дерзкая, невыносимая бунтарка, настоящая ведьма! Но кто, как не ты, утешит нас в трудную минуту? Кто, если не ты, зайдет к одной из нас в комнату с бочонком шоколадного мороженого и предложением посмотреть забавную комедию? Кто же еще придержит, не давая нам упасть? Только ты…
- Конан, а ты чего хочешь? – впиваясь в девушку любопытным взглядом, задаю вопрос.
- Я мечтаю, - она тряхнула головой, поправив на груди край синего шелкового халата. – Нет, всем сердцем хочу, чтобы каждая встретила человека, который смог бы вытащить ее из этого дьявольского круга. Я желаю, чтобы вы перестали каждую ночь отдаваться незнакомым мужчинам и представлять, что спите с любимым человеком. Я хочу, чтобы мы нашли кусочек своего счастья, заслуженного рая…
За окном бушевала непогода. Тяжелые капли звучно разбивались о стекло, норовя проникнуть в дом, а где-то вдалеке ревел гром. Стало холодно от неощутимых объятий мертвой тишины. Казалось, я слышала, как шипят тлеющие кончики сигарет, как пожирают ядовитые мысли сознания подруг.
Еще одна грешница... Мы все однажды зализывали раны, разъеденные солью настоящей любви, и она не исключение. Наш синеволосый ангел презирает слабых и ласково улыбается тем, кто вызвал у нее уважение и заслужил доверие, но единожды подстрелив дикого зверя, ты навсегда теряешь его предрасположение. Два единственных друга когда-то неосознанно сломали ее дух, бросили, как ненужную вещь, сделали куклу, поселив равнодушие за стеклом голубых глаз.
- Черт, только этого не хватало! – ругнулась Карин, оглядываясь в потемках.
- Наверно, из-за погоды, провода где-то оборвались. Не часто нам свет отключают… - тихо произнесла Хаюми.
- Что ж, на этой печальной ноте наши посиделки подошли к концу, - грустно подметила я. А что еще оставалось? С такой погодой вряд ли что-то могло измениться.
- Тогда все по койкам, - сделав последний глоток так некстати бодрящего напитка, подвела итог Сакура.
Еще немного недовольств, и подруги стали расходиться по комнатам, на ощупь пробираясь по коридору. Спать никому не хотелось, но природа сыграла свою роль, усыпив монотонной мелодией дождя. И только в мои покои сон не пожелал так бесцеремонно вторгаться, решив обойти одну из комнат стороной. Я сидела на кровати, облокотившись спиной о холодную стену и поджав колени к груди; мысли беспорядочно выползали из самых потаенных уголков сознания, от чего голова все больше напоминала муравейник. Ночь окрасила помещение в холодные тона, даже тусклый свет уличного фонаря затерялся среди пелены бушующей стихии. Дождь… Холодный и продолжительный, он, казалось, омывал грешную землю, даря ей успокоение перед встречей новой госпожи – зимы, что совсем скоро вступит в свои владения.
Наверно, в душе должно воцариться одиночество, но когда проживаешь с этим чувством день за днем, ты сливаешься с ним в единое целое и уже не замечаешь той грани, что разделяет два мира…
- Можно? – шепот и задорная улыбка, Сакуре тоже не спалось.
- Проходи, - усмехнувшись, подвигаюсь к изголовью кровати. – Неужто грозы испугалась?
- Да нет, заснуть не могу, - расположившись поперек кровати и немного подмяв под себя одеяло, ответила она. – К тому же любопытство съедало. Ты так и не рассказала о своих желаниях.
- Оно всего одно и до безумия глупое.
- Вся во внимании, - не отступалась розововолосая, пожирая меня полным азарта взглядом.
- Я хочу познать истинную любовь. Чистую, без примеси мучительных переживаний и болезненных огорчений. Но я не знаю ни одной истории без темных пятен… - шепнула я, бросая задумчивый взгляд в окно.
- Никакой мужчина тебе этого не даст, - ухмыльнувшись, произнесла Харуно, будто огласила простую истину, которую знает каждый человек. Было так непривычно слышать подобную вещь от подруги, что пользовалась моими наставлениями по жизни. Теперь мы будто поменялись местами, роль умудренной опытом девушки взяла на себя Сакура.
- Значит, в мире не существует такого джина, который исполнил бы мое желание, - грустно улыбнулась я.
- Не нужны нам никакие джины и золотые лампы! – нахмурившись, бросила в ответ зеленоглазая. Она села напротив меня, поджав ноги под себя, и серьезно заявила: – Человек сам решает, хочет ли он добиться исполнения своей мечты или для него это запретный плод, что всю жизнь будет манить вкусить порочные соки!
- Ты ведь сама сказала, что ни один мужчина не исполнит моего желания, но ведь это не значит, что я не хочу этого, - непонимающе уставилась на подругу. Я действительно не понимала, о чем она говорит…
- Ино, - Сакура чуть склонилась вперед, теперь я могла отчетливо слышать аромат ее сладковатых духов и тонкий запах корицы, коим пропиталась одежда подруги во время неудачной попытки испечь шоколадный пирог. Решимость в ее глазах настораживала, но прежде, чем я успела что-либо сказать, розововолосая подалась вперед. Несмотря на резкость движения, касание губ вышло безумно нежным, мягким, почти невесомым.
Глаза расширились от удивления, но я рефлекторно ответила на поцелуй. А собственно, что я теряю?
Лишь свое желание…
Медленно закрываю глаза, тону в водовороте так внезапно нахлынувшего наваждения. Нет, ее губы совсем не сладкие, как пишут в дешевых романах, на них еще осталась горечь крепкого кофе. А может, сладость этой девушки выпили все те мужчины, которым она дарила свои ласки на протяжении многих лет…
Прежде чем отстраниться, она легко коснулась уголка моих губ. Я была слишком поражена этому, казалось бы, незначительному жесту, чтобы раскрыть глаза, вынырнув из будоражащей каждую клеточку тела неги. Изыскано. С женским трепетом и… любовью.
- Разве парень может так? – тихо спросила Харуно. – Любить – значит жалеть. Разве могу я принести тебе боль, единожды подарив любовь?
- Я…
- Хочешь продолжения? – лукаво улыбнулась подруга, чуть склонив голову на бок. – Ведь это только начало.
- Эта любовь – табу. Она подобна запретному плоду, она же и самая желанная… - сложно говорить, ее прикосновения так и норовили вызвать новую волну страсти, что, подобно цунами, сметала все границы, разрушала любые запреты. Я чувствовала, как осторожно скользят мягкие пальчики по ключице к плечу, попутно отбрасывая прядь белокурых волос за спину.
- Но ведь ничего мы не желаем так страстно, как того, что нам не положено. М?
- Да. Я ничего не теряю.
Только свое желание… Единственную мечту, которой живу.
Но тогда… Если исчезнет она, исчезну и я!
- Это не мы. Нам нельзя… - делая мышиные попытки оттолкнуть Сакуру, прошептала я.
- Вот тебе и ответ! – звонкий смех неожиданно разрезал тишину, вызвав недоумение на моем лице. Зеленоглазая мотнула головой, как бы отгоняя глупую мысль, и произнесла:
- Карин, Конан, ты и я имеем лишь одну ценную вещь, которую будем хранить, несмотря ни на что – грезы. Мы будем жить, пока живут наши желания. А потому ни одна из нас не спешит их исполнять, я только что доказала это тебе, - улыбалась девушка. И вот теперь-то я поняла, о чем она пыталась мне сказать. – Не против, если я сегодня с тобой посплю? – уточнила подруга и, получив мой одобрительный кивок, забралась под одеяло, свернувшись клубочком и пожелав сладких снов. А я так и продолжала хмуриться, глядя, как тонкие ручейки беспрерывно скользят по глади стекла, бросая на противоположную стену причудливые тени.
Грешницы – проклятые королевы этого бренного мира, где даже плотская любовь не приносит ничего, кроме огорчения. Сам черт приходит к нам во снах, дабы напомнить об очевидном исходе почти пройденного пути. В сущности, какая разница? Бог отказался, Дьявол принял, но они тоже мужчины и разница лишь в обстановке. Никто не хочет оказаться в жарких объятиях последнего, но все почему-то стремятся в светлые сады Бога, хотя в аду мы встретим почти всех своих друзей. Так где же все-таки конец? Мы грешницы, у нас один рок на четверых, и неважно, как мы будем его нести, все уже предрешено.
Да, Сакура, ты права – ничего мы не желаем так страстно, как того, что нам не положено. Но пока мои желания вызывают у меня хоть какие-то чувства – я буду жить, мы будем жить… Цепляясь за прошлое, сожалея о несделанном, но мы будем существовать благодаря глупым мечтам, и каждая сделает все, чтобы они не исполнились, дабы мы не потеряли последний смысл жизни… Как глупо, наверно. Сегодня я чуть не оборвала ниточку, которая держит измученную душу в хрупком теле…
А запретно ли желание грешницы?
И насколько чиста ее исповедь?
Кто возьмется вершить над ней правосудие?
Ведь даже дьяволу не под силу сломить пылкий нрав, приручить строптивого зверя, потушить огонь дерзкого сердца, разбить на осколки сосуд бессмертной воли и убить любовь к свободе…

@темы: фанфики, романтика, ангст, фэмслеш